«Использование штампа «агент Кремля» становится все более популярным средством для расправы с людьми или организациями, которые разоблачают незаконные действия государственных чиновников или не поддерживают определенные решения государственных органов или их должностных лиц», – с таким заявлением выступили украинские правозащитные организации, среди которых Украинский Хельсинский союз, Харьковская правозащитная группа, Amnesty International-Украина и ряд других.

Об этом пишет ПЕТР СОРОКА на ua1

Поводом для такого заявления стали массовые вручения подозрений в совершении уголовных преступлений членам различных общественных организаций, последовательно критикующих власть.

Только за последние несколько недель такие подозрения Генпрокуратура вручила членам «Автомайдана», Центра противодействия коррупции (ЦПК) и Фонда «Пациенты Украины».

Все эти организации уже давно стали поперек горла высокопоставленным чиновникам вплоть до ближайших соратников президента. Автомайдановцы – своими поездками в загородные резиденции чиновников с напоминанием о взятых ими на себя обязательствах. ЦПК – за постоянные расследования о коррупции в высших эшелонах власти. Фонд – за противодействие махинациям в сфере госзакупок медпрепаратов.

Но вместо того, чтобы адекватно реагировать на факты и доказательства коррупции, подконтрольные Банковой силовики из ГПУ и СБУ действуют по старому отработанному принципу – был бы человек, а статья найдется.

Именно по такому принципу представителям общественных организаций направо и налево раздают повестки на допросы и подозрения в совершении уголовных преступлений. Самый распространенный повод – это работа на Кремль и хулиганство. Иногда – махинации с уплатой налогов.

По мнению правозащитников, такая политика неизбежно приведет к тому, что любая критика действующей власти станет расцениваться как попытка политической дестабилизации в стране.

Реакция на критику

Вероятность получить от четырех до семи лет тюрьмы – такой «подарок» к новогодним праздникам преподнесла ГПУ активистам «Автомайдана» Сергею Хаджинову, Олегу Пушаку и Богдану Мельнику. Так для них может закончиться зверское избиение тремя куриными яйцами государственного деятеля, нардепа от БПП Олега Барны в июле 2017-го.

Примечательно, что дело это долго пылилось в столах следователей без какого-либо движения, но резко возобновилось после поездки «Автомайдана» в загородное имение Юрия Луценко с акцией «Одеяло для генпрокурора».

В похожую ситуацию активисты этого движения уже попадали после пикета загородного дома главы МВД Виталия Захарченко 26 декабря 2013 года. В отношении их возбудили уголовное дело за хулиганство, совершенное группой лиц, – до четырех лет тюрьмы.

Тогда руки «злочинной влады» до них не дотянулись. Зато нынешняя требует для автомайдановцев от четырех до семи лет за решеткой – формально, за Барну.

При этом интересно, что в свое время яичный скандал с Януковичем остался без последствий для метателя яйца. 24 сентября 2004 года в Ивано-Франковске премьера Януковича свалило с ног брошенное в него куриное яйцо.

В отношении покусившегося на премьера студента Дмитрия Романюка возбудили два уголовных дела, но у кровопийцы Януковича хватило ума не доводить ситуацию до абсурда, и он дал команду оставить парня в покое.

Но ведь нардеп президентской партии Барна – это вам не какой-то беглый злодей Янукович. Поэтому – по всей строгости, в соответствии со ст.346 ч.2 за насилие в отношении государственного деятеля.

В попытках закрыть рот неудобным общественным организациям лидируют обвинения в работе на Кремль, в финансировании сепаратистов и подготовке, страшно подумать, госпереворота.

Впрочем, учитывая крайне болезненную реакцию генпрокурора на любую критику в его адрес, можно предположить, что чудовищное покушение на нардепа – лишь формальная причина уголовного преследования.

В реальности Юрий Луценко получил отличный повод расквитаться за проявленное по отношению к нему неуважение и ворота фамильного имения, обклеенные лозунгами «Ира, вынеси козла!».

Болезненная реакция на критику не впервые становится поводом для уголовного преследования. К примеру, осенью прошлого года в Запорожье «под раздачу» попал местный активист «Руха новых сил» Максим Иванищев.

Он грозился опубликовать документы, подтверждающие факты многомиллионной коррупции главы Запорожской области Константина Брыля. Тот, в свою очередь, пообещал активиста «закрыть».

Иванищев ему ответил в своем Facebook: «В случае если меня закроют, вся страна будет знать все адреса вашего проживания, и передаст вам привет от меня». Тут же к нему с обыском нагрянули силовики, в поисках «устройства, с помощью которого активист мог разместить угрозы в социальной сети».

В итоге обвинение по той же 346-ой статье – угроза государственному деятелю. Ну и что, что непрямая и виртуальная? Надо же проблему как-то решать, а тут такая удобная и незаменимая для всей нынешней системы власти статья.

Абсурдность этого случая напоминает не такое уж далекое прошлое, когда в феврале 2014-го в Одессе возбудили уголовное дело за публичное сожжение фотографий генпрокурора Пшонки и главы МВД Захарченко. Правда, и тогда преступная власть оказалась гуманнее – нарушителям светило до четырех лет максимум.

Враги народа и рука Кремля

Несмотря на такую полезную 346-ю статью УПК, на первое место в попытках закрыть рот неудобным общественным организациям вышли обвинения в работе на Кремль, в финансировании сепаратистов и подготовке, страшно подумать, государственного переворота.

Один из наиболее показательных случаев – скандал с задержанием членов организации «Автономний опір» во Львове осенью прошлого года. Активисты, известные проведением маршей Бандеры и борьбой с незаконной застройкой, к тому времени уже успели порядком поднадоесть местным дельцам.

Дело окончилось обысками СБУ с вышибанием дверей и лежанием лицом в пол. Причина – подозрение в работе на Кремль и подготовке к госперевороту. То есть все сорок членов организации были готовы на раз-два свергнуть власть в Киеве и взять ее в свои преступные руки.

К тому же, эти опаснейшие люди, среди которых участники Евромайдана, бойцы АТО, соратники сидящих в российских тюрьмах Кольченко и Сенцова, по версии СБУ «распространяли в соцсетях материалы, направленные на дестабилизацию политической ситуации в регионе». К примеру, называли самого Петра Порошенко паразитом – мыслимо ли?

Самое смешное, что в феврале 2014-го по точно такому же обвинению в подготовке госпереворота силовики «разбомбили» офис «Батькивщины» в Киеве – точно так же с вышибанием дверей, лежанием лицом в пол и выемкой всей оргтехники. Чего только не сделаешь ради безопасности государства.

Кстати, осенью 2017-го силовики в составе ГПУ, СБУ и Нацполиции обнаружили длинные руки Кремля и в другой организации – Благотворительном Фонде «Пациенты Украины».

Фонд уже давно не давал спокойно жить чиновникам и парламентариям, курирующим коррупционные схемы в сфере закупок медикаментов. Люди, сидящие на многомиллионных потоках, начали терять вполне конкретные и весьма ощутимые суммы.

Вот тут в чьей-то голове и возникла мысль: а не работает ли фонд на Кремль? А не финансирует ли сепаратистов на оккупированных территориях? Пусть силовики проверят, мало ли что. А то в партнерах этой организации Глобальный фонд по борьбе со СПИД, Агентство США по международному развитию (USAID), Детский фонд ООН (UNICEF) и еще масса западных институций – кто знает, что у них на уме?

В результате фонд получил три уголовных дела, десять постановлений суда, многочасовые допросы сотрудников. Потом силовиков сменили фискалы, за ними пришли государственные аудиторы – и никаких противоправных действий в работе этой организации не нашли. Зато дали понять, с кем лучше не связываться.

Выдернуть по одному

Кроме всего прочего, нынешняя власть переняла от предшественников еще одну технологию – по одному «выдергивать» координаторов, организаторов протестных акций и глав общественных организаций в надежде на то, что пока они будут разгребать уголовные обвинения, протест сойдет на нет, а общественные организации не будут предпринимать активных действий.

По такому хорошо отработанному сценарию, например, действовали одесские силовики, «упаковав» сразу троих активных участников организации «Уличный фронт», которая борется с неуемным аппетитом застройщиков из окружения одесского мэра.

Поводом для ареста стал протест против застройки Летнего театра, в ходе которого протестующие жестко схлестнулись с полицией и провокаторами мэра.

В итоге члена «Уличного фронта» Демьяна Ганула, который пытался утихомирить две противоборствующие стороны, арестовали на два месяца без права внесения залога. Вместе с ним в СИЗО отправили и экс-главу одесского «Правого сектора» Сергея Стерненко. Их обвинили в организации массовых беспорядков. А пока они пытаются доказать, что невиновны, руки у застройщиков из окружения мэра Одессы Труханова развязаны.

Абсурд с преследованием общественных организаций был бы смешон, если бы не настолько угрожал базовым правам и свободам обычных граждан.

Таким образом, власть пытается нейтрализовать гражданское общество старыми проверенными методами. Точно так же в 2011 году силовики грозили уголовными делами руководителям «Союза Чернобыль Украины» и Союза предпринимателей, которые вышли под Верховную Раду, протестуя против отмены ряда льгот. Угрозы подействовали, и протест «сдулся».

Но, пожалуй, самой яркой демонстрацией методики действия власти в отношении раздражающих ее общественных организаций, стала подготовка к судебному процессу над главой ЦПК Виталием Шабуниным.

Формально причиной его уголовного преследования стала потасовка с блогером-провокатором Всеволодом Филимоненко, называющим себя журналистом.

Это стало отличной зацепкой, чтобы «прижать» порядком надоевший и нардепам, и всем силовикам, и ближайшему окружению президента Центр противодействия коррупции. Именно эта организация последовательно отстаивала е-декларирование, провела десятки расследований о коррупции в высших эшелонах власти, а сейчас в суде добивается открытия деклараций сотрудников СБУ.

По факту драки силовики мгновенно возбудились по поводу нанесения телесных повреждений гражданину, то есть Филимоненко. Но понимая всю малозначительность и эфемерность наказания за такой проступок, следователи переквалифицировали дело на избиение журналиста, а это уже до пяти лет тюрьмы.

Причем дело, тянувшееся с лета 2017-го, переквалифицировали только 15 января этого года, после того, как стало ясно, что ЦПК не снижает оборотов и продолжает активную деятельность, вместо того чтобы уйти в глухую защиту. Одновременно с этим в отношении ЦПК открыли уголовное производство по якобы неуплаченным налогам.

Весь этот абсурд с преследованием различных общественных организаций по всей стране был бы смешон, если бы не настолько угрожал базовым правам и свободам обычных граждан.

Сегодня практически отработаны схемы, как быстро, легко и эффективно заткнуть рот любому недовольному или неугодному. Любому, кто посмеет усомниться в правильности и бескорыстности власти любого уровня. И отдельно тех, кто настаивает на своем законном праве требовать от власти отчет о ее действиях. А о том, что этот абсурд способен физически уничтожать оппонентов, свидетельствует один показательный случай времен Януковича.

В 2010 году на известного винницкого правозащитника Дмитрия Гройсмана открыли уголовное дело за опубликованное фото с Конституцией Украины и лежащей на ней имитацией мужского полового органа. И припомнили публикацию по поводу передачи власти от Ющенко к Януковичу, которую правозащитник проиллюстрировал фото Ющенко, тянущего руки к половому члену.

Гройсмана обвинили в распространении порнографии и три года тягали по допросам и судам. В результате правозащитник умер от сердечного приступа, так и не дождавшись приговора суда, который полностью его оправдал в 2013 году.

По этому же сценарию действует и нынешняя власть: от абсурдных обвинений до тюремного срока или физического уничтожения. Все для того, чтобы беспрепятственно продолжать набивать свои карманы под гимн Украины.