ЕКСКЛЮЗИВ

Новый глава НБУ: что будет с банковской системой

За Якова Смолия будут голосовать после возвращения президента из Давоса. Гривна дождется, не дойдя до 29. После Нацбанка возьмутся за ГФС. Потому что дальше уже особо нечего тянуть.

У нас, похоже, таки появится новый глава НБУ. 18 января Верховная Рада опубликовала на своем сайте представление президента Петра Порошенко – кандидатом на высокий пост назвали нынешнего исполняющего обязанности Якова Смолия.

Нас, конечно, в связи с ожидаемым назначением больше всего интересуют две вещи. Что будет с курсом? Что будет с банковской системой? Потому что наследие оставлено Якову Васильевичу крайне незавидное.

Во-первых, приближаются периоды пиковых выплат по внешнему долгу. И резервы НБУ будут тут очень кстати. Выглядят они сейчас неплохо, но их категорически недостаточно для выплат в 2019-2020 годах. По-хорошему, так надо бы начинать новые переговоры о реструктуризации с внешними кредиторами. Но вести их должен Минфин, хотя резервы на выплаты будут использовать нацбанковские. Есть веские шансы, что о реструктуризации договорятся. Если к тому же реально начнется приватизация госпредприятий (закон принят – см. стр. 10) и проведут земельную реформу, – курсовая ситуация стабилизируется на несколько лет.

Во-вторых, Смолию придется перезапускать банковскую систему. В ней еще осталась пара банков-зомби из числа не самых мелких. Есть еще одна колоссальная проблема – оздоровление национализированного Приватбанка и договоренности с его экс-акционерами. Без этих двух пунктов продать банк новым частным акционерам будет невозможно, так как экс-акционеры в зарубежных судах загоняют государство Украина, увы. А покупать неочищенный от юридических проблем актив мало кто захочет. Если же захочет, то за ту цену, по поводу которой будет неустанно звучать песня о #зрада.

Конечно, Смолия будут подталкивать к тому, чтобы выжечь с отечественного рынка небольшие банки. И вот тут ему придется решать, какую банковскую систему он оставит после себя – полудохлую монополизированную, с высокими комиссиями, без инноваций или резвую, конкурентную, активную, готовую разумно рисковать ради получения новых вкусных клиентов.

Но самый большой вызов для нового главы НБУ – этический. Отчасти его Яков Васильевич сдал. В отличие от одного из своих высокопоставленных коллег, Смолий не стал пользоваться служебным положением, чтобы вытащить несколько миллионов гривен из уже падающего “Дельта банка“. Тот вклад до сих пор числится за ним, так как размер превышает гарантированное ФГВФЛ.

Но на вторую часть вызова по поводу этики ему еще предстоит ответить. Яков Смолий, согласно его декларации за 2016 год (свежая, за 2017 год, появится через месяц-два), имел в Укрэксимбанке валютный вклад на сумму почти в 4 миллиона долларов. Это более 95% его сбережений, хранящихся в виде денежных средств. Мне не кажется нормальной ситуация, когда первое лицо учреждения, пекущегося о стабильности национальной валюты, хранит свои сбережения в валюте иностранной. К слову, г-жа Гонтарева тоже почти все свои денежные сбережения держала в долларах США – согласно ее декларации за 2016 год.

P.S. Долларовым миллионером Яков Смолий стал совершенно легально и довольно давно – это деньги за его долю в банке “Аваль“, который был куплен австрийской банковской группой более 10 лет назад.

Натисніть, щоб прокоментувати

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Події

вгору
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!