Яйцо за правду: о драме Стивена Спилберга «Секретное досье»

С 22 февраля в украинском прокате идет историческая драма Стивена Спилберга «Секретное досье» — о негероической борьбе за равноправие и свободу слова, замечает кинокритик Сергей Васильев

В основе — реальные события

«Секретное досье» основано на реальных событиях. Во второй половине 1960-х Пентагон подготовил для внутреннего пользования сборник документов «Американо-вьетнамские отношения, 1946–1967: Исследование», в котором на 7 тысячах страниц раскрывалась вся правда о Вьетнамской войне. Сборник был строго засекречен и не подлежал публикации, поскольку многие факты, приведенные в нем, противоречили официальной позиции и заявлениям власти.

Их разглашение могло сформировать в обществе недвусмысленное впечатление, что, попросту говоря, президенты США один за другим обманывала граждан, публикуя победные реляции о военных действиях и тщательно скрывая реальные мотивы войны. Поэтому целью сборника была каталогизация материалов для будущих поколений. В полном объеме они были опубликованы лишь в 2011 году, когда со всех семи тысяч страниц был снят гриф «Секретно».

В 1971 году один из авторов «Документов Пентагона» Даниэль Эллсберг передал часть материалов газете «Нью-Йорк Таймс», которая несколько месяцев обрабатывала их и начала публиковать. Когда же суд запретил «Таймс» это делать, к публикации подключилась газета «Вашингтон Пост», которая — по своим каналам — получила доступ к «секретному досье». А потом оба издания пошли в Верховный суд — отстаивать права свободной прессы.

Первые после «Нью-Йорк Таймс»

В оригинале фильм Стивена Спилберга называется «The Post», акцентируя внимание именно на участии газеты «Вашингтон Пост» в публикации секретных документов. Подобный акцент не очень понравился журналистам «Нью-Йорк Таймс», которые посчитали, что таким образом у них отобрали первенство в деле борьбы за свободу слова и правду о Вьетнамской войне.

Впрочем, стоит отметить, что в фильме эта историческая правда вполне сохранена. Стивен Спилберг четко дает понять, что именно «Нью-Йорк Таймс» является ведущим изданием США. А «Вашингтон Пост» — скорее, представитель региональной прессы, газета, которая лишь стремится усилить свои позиции (причем не только благодаря журналистским расследованиям, но и экспериментам с «желтоватой» светской хроникой).

Попытки главного редактора «Вашингтон Пост» Бена Брэдли (Том Хэнкс) разузнать, что делают конкуренты из Нью-Йорка, уже в дебюте картины ярко демонстрируют как проигрышную позицию издания, так и прикладную — практически физическую — механику журналистского расследования начала 1970-х. Малыми точными деталями они напоминают современным зрителям о мире, лишенном персональных компьютеров, мобильных телефонов, Интернета и прочих социальных сетей.

Двойной гимн — свободе слова и равноправию

На экране показан мир, в котором распространение информации очень легко ограничить, что многократно добавляет значимости столкновению свободной прессы и власти. История публикации «Документов Пентагона» является не только примером напряженной журналистской работы с целью «показать все, что скрыто», но и свидетельством полноценного осознания СМИ своей общественной роли — служить не власти, а тем, над кем властвуют.

Эту двойную перспективу — сегодня актуальную не менее, чем полвека назад — отлично воплощает образ главного редактора в талантливом исполнении Тома Хэнкса. В одной из тирад, вскрывающих его профессиональный кураж, он решительно и без особого намека на комедию (комедийные ноты в фильме есть, но они сглажено-деликатны) признается, что отдал бы за «секретное досье» свое левое яйцо.

В другом эпизоде он — уже в намного более драматичной форме — кается, что в свое время безоглядно дружил с президентом Кеннеди, тем самым игнорируя профессиональный долг.

При этом полноценным фильмом именно о газете «Вашингтон Пост», а не журналистике в целом, драму делает образ собственницы издания Кэтрин Грэм (Мерил Стрип). Ее история и взгляд на события дополняют битву за свободу слова личной борьбой за равные с мужчинами права. Поскольку, не смотря на то, что героиня является главой совета директоров, она не всегда способна добиться того, чтобы были реализованы ее деловые предложения. Нередко ей сложно просто высказать свое мнение, хотя она всегда имеет его.

Накануне публикации «секретного досье» «Вашингтон Пост» выпускает акции и выходит на биржу. Судебное преследование, которое неумолимо последует после разоблачения лжи Пентагона, способно обанкротить газету. И именно Кэтрин Грэм следует принять непростое решение — рискнуть семейным бизнесом ради свободы слова либо запретить публиковать информацию, поддавшись давлению своих многочисленных советников — сплошь солидных мужчин.

Секретное досье

Секретное досье

Секретное досье

Показательное мастерство

Мэрил Стрип играет переживания своей героини достаточно открыто. Широкая гамма эмоций, которые захлестывают ее, явственно считывается зрителями — в том числе, благодаря талантливо краснеющим глазам актрисы. И в то же время, ее «показательное» экранное выступление не становится демонстративным, сохраняет и внешнюю сдержанность и — всегда — внутреннюю осмысленность, которую тонко подчеркивает режиссура Стивена Спилберга.

Он предлагает для Мэрил Стрип пунктир сцен, в которых она может многогранно раскрыть героиню:

  • рядом с соратниками, поддерживающими ее,
  • как участника официальных мероприятий, не всегда справляющегося с давлением самовлюбленных мужчин,
  • на высоких светских раутах, исполненных фальшивых улыбок,
  • вместе с дочерью и внуками, эмоционально раскрепощенной и болезненно открытой.

Благодаря таким сценам к «идеологическим» добавляются личные причины, которые подталкивают ее к публикации секретных материалов. Особенно ярко это «личное» выходит на первый план в разговоре с бывшим министром обороны и другом семьи Робертом Макнамарой (Брюс Гринвуд). Кэтрин Грэм просит у него совета и одновременно обвиняет за продолжение Вьетнамской войны — уже как мать, сын которой был там.

Секретное досье

Секретное досье

В итоге калейдоскоп эпизодов с участием героини завершается кульминационной сценой принятия решения, которая во многом поражает именно отсутствием полноценного «кульминационного» эффекта. В такой талантливой будничности заключается одна из главных особенностей картины и ее творцов. И если для Мэрил Стрип история все же предоставляет несколько возможностей, чтобы проявить амплитуду своего выдающегося мастерства, то Том Хэнкс сознательно «растворяет» образ в незначительных деталях (что очень не просто).

Живая классика

Сцены взаимодействия талантливых актеров являются объективной приманкой картины. Избранная Стивеном Спилбергом манера снимать их с помощью долгих, казалось бы, непрекращающихся планов, напоминает художественный прием Майка Николса, использованный в исторической драме «Война Чарли Уилсона», где режиссер смаковал экранное взаимодействие Тома Хэнкса с Джулией Робертс и Филиппом Сеймуром Хоффманом.

Поскольку многое из того, что Стивен Спилберг и его главные актеры демонстрируют в фильме, хорошо известно, возникает соблазн упрекнуть «Секретное досье» в опоре на штампы. В частности, лихорадочные журналистские хороводы в редакции «Вашингтон Пост» и ее окрестностях напоминают о фильме «Вся президентская рать» Алана Пакулы, посвященном Уотергейтскому скандалу — следующему акту драмы президентства Ричарда Никсона, последовавшем за разоблачением «Документов Пентагона».

Приемы, с помощью которых обычно рассказывают подобные истории, недавно иронично каталогизировал Сет Майерс в пародии на фильмы о газетчиках, претендующие на «Оскар». Все они, в той или иной степени, представлены и в «Секретном досье». Что важно — совершенно сознательно. Стивен Спилберг умело «подгоняет» их друг к другу и точно рассчитывает их экранный эффект, придавая ему несколько сдержанный классический оттенок.

Он может себе это позволить хотя бы потому, что творческие кадры, задействованные в создании «Секретного досье», и сами являются живыми классиками американского кинематографа. Пожалуй, это и есть главная угроза адекватной оценке фильма. Благодаря крайне высокому профессиональному статусу авторов, от ленты изначально ожидаешь очень многого, а тот факт, что «Секретное досье» берет эту высокую планку, воспринимаешь без особого восторга, как должное.

Это ложное ощущение. Фильм — лучше.

АВТОР:
СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Чтобы получать лучшие новости, подписывайся @ntinua

Яйцо за правду: о драме Стивена Спилберга «Секретное досье»
×
Жми «Нравится», чтобы читать нас на Facebook