ЕКСКЛЮЗИВ

Закон о Донбассе. Как красиво взмахнуть шашкой, чтобы не навредить противнику и самому не пораниться

Закон о деоккупации Донбасса, принятый Верховной Радой сегодня, 18 января, назвал наконец Россию страной-агрессором, но, к сожалению, так и не дал понять, ни как дальше поступать с этим мерзким субъектом, ни каким образом неподконтрольные территории вернутся в Украину.

Совокупность всех аргументов в пользу этого судьбоносного документа — и на стадии его подготовки, и сейчас, когда он принят, можно поделить надвое. Есть «международный лимонад», который можно выжать из этого «лимона». И есть то, что должно сыграть свою роль внутри страны.

Первый связан с тем, что вот теперь, мол, когда мы заклеймили Россию, на оккупированный Донбасс можно будет ввести миротворцев под эгидой ООН на выгодных для Украины условиях. Об этом сегодня говорил, например, Арсений Яценюк. Хотя это скорее то желаемое, которое он пытается выдать за перспективную действительность. Принят закон или нет, вопрос миротворцев на территориях, которые, по словам секретаря комитета по вопросам национальной безопасности и обороны ВР Ивана Винника, впредь должны называться «оккупационными администрациями Российской Федерации», — очень трудно будет решить без участия Москвы. А в отношении неё мы сами как раз и не определились. И в этом проблема.

Логика принятия закона с жёсткими формулировками (хотя бы в преамбуле) требует, чтобы вслед за первым шагом, позволяющим выйти из серой зоны гибридной войны, был предпринят второй. Уж если страна-агрессор поименована и мы утверждаем, что именно она захватывает наши земли и воюет с нами, тогда напрашивается следующее действие: разрыв дипломатических отношений с Россией.

Иначе не очень понятно — у нас уже объявленная законом война (которую мы наконец заметили) или мы всё ещё играм в гибридную?

Можете представить ситуацию: Гитлера, чьи танки были таки «замечены» на чужих территориях, назвали агрессором, однако дипотношений с Третьим Рейхом разрывать никто не торопится?

Комментарий Винника — мол, мы не внесли это в текст закона, «пускай определяется Министерство иностранных дел, учитывая прежде всего наш национальный интерес», — это лукавство и попытка сидеть одновременно и с умными, и с красивыми. Одно из родимых пятен, показывающих заангажированность принятого документа. Нам хочется красиво взмахнуть шашкой, но так, чтоб не навредить противнику, которому мы демонстрируем эти свои великолепные умения, и самим чтоб не пораниться. Как говорили в пору моего сопливого детства в Лисичанске, на Донбассе, не готов бить — не замахивайся.

Половинчатость закона, как и недоговорённости, густо в нём насеянные, заставляют думать, что вообще-то он был прописан «под что-то» или «под кого-то». А громкие патриотические слова — ширма, за которой можно скрыть чьи-то интересы. Кто здесь оказывается в явном профите? Президент.

Именно он получает невероятное расширение полномочий. И как он их использует — пока судить трудно. Единственное, о чём можно сказать абсолютно точно: чем больше бесконтрольности, тем больше возможных злоупотреблений. Применит Порошенко Вооружённые Силы в какой-то ситуации, подписав какой-то указ, или нет — вопрос в другом. Ему не нужно будет ни с кем этот поступок согласовывать. В том числе с парламентом.

Как пишет обеспокоенный Мустафа Найем, это «прямо противоречит п. 33 ст. 85 Конституции Украины». И его обеспокоенность мне более понятна, чем ироничное олимпийское спокойствие Дмитрия Тымчука: мол, «если некоторые депутаты считают, что командование операцией должен назначать не Главковерх, а парламент, и что предлагаемые полномочия вдруг сделают Президента монархом и диктатором — бог им судья».

На бога, конечно, хорошо надеяться, но лучше самим не подписывать какую-то ерунду, от которой потом начинается политическое несварение желудка. У нас ведь ровно так произошло с теми самыми Минскими соглашениями, от которых мы с такой неуклюжестью, принимаемую нами за изящество, пытаемся избавиться. И ведь никто за те формулировки, от которых последние годы прошибает пот, не ответил и, похоже, не ответит. Мы, готовя документы, почему-то всегда думаем, что у нас ещё будет второй шанс. Мы успеем их переписать. Что-то мы не очень в этом преуспели…

То, что заложено в законе о Донбассе, вызывает множество вопросов. Например, справедливо ли беспокойство правозащитников и омбудсменов относительно того, что документ в полной мере не обеспечивает защиту прав человека? Думаю, да.

Потому что беспрецедентное число полномочий, которыми наделяются различные категории лиц, привлекаемых к «обеспечению национальной безопасности и обороны, отпору и сдерживанию вооруженной агрессии РФ в Донецкой и Луганской областях», полномочий скверно прописанных и запускаемых тогда, когда войны всё-таки нет, — это не совсем внятное объяснение тому, что происходит.

А главное — всё это может быть чревато самыми драматическими развязками. И тот факт, что отталкивались-то от разумной основы: нужно было как-то устранить явный идиотизм — когда военных, несущих службу буквально рядом с врагом, привлекали к ответственности за применение оружия, — он тоже не слишком успокаивает. Когда перегибаешь палку, уже мало кого интересуют твои побуждения. В силу печального результата.

Натисніть, щоб прокоментувати

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

Події

вгору
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!